Interfax.com Интерфакс-Россия Финмаркет СКАН СПАРК СПАРК-Маркетинг Эфир Конференции

А.Хрипун: Более 3 тысяч медиков подали заявки на получение статуса «Московский врач» с сентября

Руководитель департамента здравоохранения Москвы Алексей Хрипун рассказал ИА "Москва" о размере зарплаты врачей, о защите их прав и о статусе "Московский врач"

- Что такое статус «Московский врач» и зачем он нужен медику?

- Уровень московского здравоохранения очень высокий. И требования к медицинским работникам тоже очень высоки - и от пациентов, и от правительства Москвы. И врачи, и медицинские сестры должны постоянно учиться.

У нас уже есть система сертификации специалистов. Раз в пять лет любой врач обязан проходить курс повышения квалификации, сдавать экзамены, подтверждать свой профессионализм и работать дальше. Если этого не происходит, то юридически специалист с высшим медицинским образованием просто не имеет права работать врачом. Есть институт, назовем это так, квалификационных категорий. Тоже с определенной периодичностью врач может заявиться на сдачу экзамена на квалификационную категорию и получить ее: вторую, первую или высшую. Кроме того, год назад в нашей стране введена обязательная аккредитация врачей, и в этом году уже все выпускники медицинских вузов прошли первичную аккредитацию.

Чтобы человек учился и достигал определенного профессионального уровня, нужны стимулы. Поэтому мы инициировали этот проект - «московский врач».

Для того, чтобы получить статус «московский врач», нужно пройти очень серьезный и сложный экзамен. Этот экзамен - бесплатный, объективный и независимый. Оценку знаний дает комиссия экспертов, состоящая из 20 человек - преподавателей ведущих столичных медицинских вузов, руководителей медицинских организаций, представителей профессионального сообщества, профессоров и практикующих врачей. Оценочная база для этих испытаний по своему качеству и объему достаточно близка к тем, которые, например, используют за рубежом для сдачи экзамена на получение лицензии или аккредитации.

Пройдя испытание, врач может получить статус «московский врач», а вместе с ним прибавку к своему трудовому доходу в 15 тыс. руб. и перспективы карьерного роста. Это значит, к примеру, что если работодатель с недавнего времени выбирает между двумя кандидатами на позицию заведующего отделением, то он должен отдать предпочтение тому, кто имеет статус «московский врач».

Полученный статус действует пять лет. Соответственно на это время его обладателям, работающим в городских медицинских учреждениях, гарантированы дополнительные выплаты. Через пять лет звание потребуется снова подтвердить и сдать экзамен. Фактически, у специалистов появляется дополнительный стимул к постоянному образованию. Статус «московский врач» уже дает признание в медицинском сообществе, со временем он станет брендом и для пациентов.

- А как можно получить звание «московский врач»? Кто главные претенденты?

- Любой гражданин РФ может претендовать. Главное, чтобы у него было высшее медицинское образование, сертификат специалиста и стаж работы не менее пяти лет. Исключение составляют в Москве врачи общей практики, потому что эта специальность, собственно, появилась в наших поликлиниках в течение года. Поэтому большое количество терапевтов обучили или переподготовили по специальности «врач общей практики». Но и у них тоже должен быть опыт: терапевтический стаж - не менее пяти лет.

При этом неважно, где претендент работает: в Москве или в другом городе России, в городских учреждениях, в ведомственных, федеральных или частных. Право претендовать на статус имеют все врачи.

Пока статус «московский врач» присваивается представителям 15 самых востребованных медицинских специальностей: «терапия», «хирургия», «неврология», «эндокринология», «педиатрия», «общая врачебная практика», «лучевая диагностика», «кардиология», «акушерство и гинекология», «урология», «травматология», «анестезиология и реаниматология», «оториноларингология», «дерматовенерология» и «психиатрия». Но в федеральном перечне 64 медицинских специальности. Так что, нам есть куда расти.

- А почему требуете пятилетний стаж? Выходит, что молодые специалисты лишены возможности получить статус и все связанные с ним преимущества. А ведь за пять лет можно сделать карьеру в других отраслях?

- За пять лет действительно можно сделать карьеру. Но именно в медицине ошибки обходятся слишком дорого. Поэтому важно не только знать что-то, но и уметь эти знания применять на практике. Работая не только головой, но и руками, и глазами, и слышать нужно многое, и чувствовать. Нужен опыт, одним словом.

Сколько требуется времени для того, чтобы человек мог считаться опытным специалистом? Может быть, и четыре года, а кому-то окажется недостаточным и десяти лет. Пять лет практики - не случайная цифра. Например, именно один раз в пять лет в российском здравоохранении врач должен подтвердить свой профессиональный уровень, сдав свой сертификационный экзамен. Именно пятилетний стаж нужен для того, чтобы претендовать, например, на присвоение первой квалификационной категории. То есть это, примерно, тот срок, за который медик либо делает шаг вперед в своем профессионализме, либо нет.

- Куда обратиться врачу, который хочет претендовать на статус? К руководству?

- Все очень просто. Врачу достаточно зайти на сайт столичного департамента здравоохранения, найти баннер «Московский врач» и заполнить анкету на участие. Затем следует прийти к нам в департамент с набором документов. Здесь мы назначим дату экзамена и определим учебное заведения, где он будет проходить.

Кстати, перед испытаниями можно потренироваться. Примерные задания есть у нас на сайте. А практику можно отработать, к примеру, в симуляционном центре Боткинской больницы или в том вузе, где претенденту будут назначены испытания. Все тренировки бесплатны.

Экзамен состоит из четырех этапов. Первый - это сдача тестов, работа с компьютером, в базе которого 3 тыс. заданий. Компьютер выдает 50 из них для кандидата, и он должен на эти вопросы ответить. Если 80% ответов - правильные, кандидат приступает к следующему этапу, практическим навыкам. В наших базах не менее 300 практических заданий по каждой из специальностей, благодаря этому обеспечивается индивидуальный подход к каждому кандидату. Если соискатель справляется, то его ждет третий этап - решение ситуационных задач. Их тоже предлагают экзаменуемому индивидуально, подобрав из базы, которая насчитывает 500 заданий по каждой специальности. Заключение по результатам выносит экспертная комиссия. Завершается испытание в департаменте здравоохранения на заседании комиссии по присвоению статуса.

На данный момент заявки подали почти 3 тыс. человек. Если учесть, что оценочные процедуры и тестовые задания были опубликованы в начале августа, а экзамены начались с 1 сентября, то это большое количество претендентов.

- Сколько человек сдало экзамен? Дадут ли новый шанс тем, кто не прошел испытания?

- Пока успешно сдали экзамен 39 человек из 406. Тем, у кого не получилось с первой попытки, можно все повторить через полгода. Для пересдачи дается три попытки. Все повторные экзамены абсолютно бесплатны. Но если и они окажутся неудачными, то попросим кандидата сделать более длительный перерыв и подготовиться лучше.

Я хотел бы отметить, что существует процедура апелляции. Можно оспорить результаты, если вы уверены в своих силах и считаете экспертную оценку несправедливой. Например, в этом году два хирурга подали заявки на апелляцию и успешно защитились.

- Были обещаны ежемесячные выплаты дополнительно к заработной плате «московским врачам». Те, кто успешно сдали экзамен, уже начали получать повышенную зарплату с прибавкой «за статус»?

- Как я уже отметил ранее, прибавку к основному доходу за статус «московский врач» могут получать только специалисты, работающие в медицинских учреждениях города, то есть подведомственных департаменту здравоохранения Москвы. Приказ я подписал еще в октябре. Все руководители медицинских организаций, где работают «московские врачи», его видели. И если еще кто-то из специалистов не получил надбавку за статус, то до конца ноября обязательно получит. Точкой отсчета является заседание комиссии по присвоению статуса, которая прошла в октябре.

- А в чем стимул для медиков из регионов, сотрудников частных или ведомственных клиник получать статус «московский врач». Ведь выплаты на них не распространяются?

- Сдав этот сложный экзамен, врач, уже докажет себе и коллегам, что он уникальный специалист. На сегодняшний день, судя по нашей статистике, - один из десяти. Если он захочет перейти на работу в медицинскую организацию, подведомственную правительству Москвы, то сразу получит ежемесячную надбавку в 15 тыс. руб. и будет иметь все перспективы карьерного роста и самое достойное позиционирование у москвичей и в профессиональном сообществе.

Я еще раз хотел бы подчеркнуть, что статус «московский врач» не отменяет и не подменяет ни сертификацию, ни квалификационную категорию, ни аккредитацию. Это новый московский проект, направленный на стимулирование непрерывного повышения профессионального уровня медиков. Мы не предлагали использовать этот проект в федеральных масштабах, но если какие-то субъекты страны заинтересуются, то мы с удовольствием поделимся нашим опытом.

- А что касается стабильности дохода большинства врачей - в Москве регулярно сообщают о росте средней заработной платы медиков. Сейчас она превышает 110 тыс. руб. Но есть специалисты, зарплата которых ниже. Допустимо ли это? Может быть, нужны для них какие-то особые стимулирующие надбавки или ввести фиксированный минимум оплаты труда?

- Само понятие средней заработной платы предполагает, что есть большее и меньшее значение. Я убежден, что разрыв между этими значениями требуется сокращать. В четвертом квартале этого года мы довели до сведения всех руководителей медицинских учреждений о том, что зарплата врача не должна быть меньше 64 тыс. руб. Если сотрудник работает на полную ставку, то минимальная и гарантированная зарплата может быть только такой. Мы требуем, чтобы главврачи поддерживали этот уровень, и он был отражен в каждом коллективном договоре каждой медицинской организации.

Зарплата врача и медсестры - в приоритете. Деньги у медицинских организаций на обеспечение сотрудников достойной заработной платой есть. Правительство Москвы на врачей и медицинских сестер средств не жалеет. По нашим данным за октябрь лишь 1% врачей в Москве получили меньше 64 тыс. руб. Снижения были из-за того, что сотрудники работали не на полную ставку или были оформлены не с начала отчетного месяца, были в отпуске или на больничном, поэтому оплата производилась по иному графику. Если это не так, и есть нарушения, я призываю врачей и медсестер писать мне на мою личную почту voprosministru@mos.ru. Будем разбираться.

К сожалению, и среди руководителей медицинских организаций существуют нарушения, а принцип распределения заработной платы в коллективах не всегда понятен сотрудникам и не всегда является справедливым. За правильность начисления мы будем очень строго спрашивать с главных врачей.

- Еще одна проблема, касающаяся всех медиков - это переработки и задержки на работе, которые не оплачиваются. С этим как-то борются?

- Медицинская сестра, врач не должны работать бесплатно, хотя отношение к работе может быть разным. Некоторые сотрудники работают интенсивно, некоторые не очень, у каждого свой профессиональный уровень, свой характер, свои возможности. Очевидно следующее, что если рабочий день выходит за рамки, определенные их функциональными обязанностями, то работа сверх положенного рабочего времени должна обязательно оплачиваться. Желательно, чтобы она оплачивалась с помощью стимулирующих выплат дополнительно к гарантированной части. Мы с вами обсуждали эту самую гарантированную часть. Все, что выше на сегодняшний день 64 тыс. руб., складывается из стимулирующих выплат, компенсационных выплат, выплат за интенсивность, за напряженность, за творческую работу и тд. 

- И главврач решает вопрос, кому эти выплаты назначать?

- Да. Вопросы начисления стимулирующих выплат или компенсационных выплат, выплат за расширение деятельности, за напряженность или за интенсивность должны обязательно быть прописаны в коллективном договоре поликлиники или больницы. Чтобы сотрудники не сомневались в справедливости начисления заработной платы. Это то, за чем мы сейчас следим, и будем следить более пристально.

- Сегодня часто говорят, что в Москве нагрузка на участковых врачей и педиатров чрезмерно высока.

-: Давайте немного порассуждаем, как можно измерить нагрузку на врача? Конечно, работа участкового терапевта или врача общей практики в поликлинике – очень напряженная.

Она зависит от электронного расписания, она требует внимания к каждому пациенту, сопровождается работой в ЕМИАС и тд. Но с другой стороны, работа другого врача менее напряженная? Взять, например, офтальмолога, или хирурга, или нейрохирурга - одно неосторожное движение и пациент может остаться инвалидом. Недавно главный хирург Москвы с огромным удовлетворением рассказывал мне о проведенной операции, которая продолжалась девять часов. Это тяжело не только эмоционально, но и физически. Так же, как любое ночное дежурство. Медицина не терпит равнодушных, поэтому любая работа медиков, если она выполняется с полной отдачей, является напряженной.

Вернемся к участковому врачу. В сетке электронного расписания на один прием отводится около 12 минут. По факту он может длиться чуть меньше или чуть больше. Почти половина записавшихся больных заходит к врачу раньше времени. 25-30%, к сожалению, не приходят вообще. Кто-то, наоборот, ждет под дверью, потому что предыдущий пациент задерживается. Получается, что фактическое время приема зависит от множества факторов. Тем не менее, разумное распределение врачебной нагрузки и справедливая оплата - наш абсолютный приоритет на сегодня. И как за распределение нагрузки, так и за достойную оплату работы ответственность, повторюсь, несет главврач. Это его прямые обязанности.

- От педиатров требуют 95% показателей вакцинации детей. При этом вакцины выделяются в недостаточном количестве. Куда обращаться и что делать в этом случае?

- Во-первых, вакцины достаточно и даже более чем достаточно. Поэтому если родителям ребенка или подростку говорят, что вакцины в поликлиники нет, прошу незамедлительно сообщать в департамент здравоохранения. Звоните оперативному дежурному, звоните на «горячую линию» и говорите об этом.

- Пишут, что врачи жалуются и на то, что им приходится вести прием без помощи медсестер. А доплата за ведение приема без медсестры - несколько процентов от ставки, даже не от оклада. То есть от 1,5 тыс. руб. в месяц за интенсивность работы. Будет ли меняться уровень этой доплаты и планирует ли департамент здравоохранения бороться с нехваткой медперсонала?

- В Москве нет нехватки среднего медицинского персонала. Если в какой-то конкретной организации и возникает такая проблема, то она решается достаточно быстро. В Москве шесть колледжей выпускают медицинских сестер, которые охотно откликаются на наши вакансии. Это первое.

Во-вторых, не все врачи ведут прием в сопровождении медицинской сестры. Почему? Потому что в функции медицинской сестры во время приема всегда входили технические вопросы: оформление справок, выписок. В московских поликлиниках известна фраза «Мне только спросить». Человек открывает дверь, заходит по техническому вопросу – и остается в кабинете на несколько минут. Между тем, этот вопрос гораздо лучше задать и получить ответ не в кабинете врача, а на сестринском посту в коридоре отделения.

Когда главные врачи московских поликлиник принимали решение переместить рабочее место медсестер из кабинета врача на сестринский пост, это делалось, чтобы не отвлекать врача от общения с пациентом. Но технологически это сложный процесс. К нему надо привыкнуть. Всем надо к этому привыкнуть.

Есть врачебные приемы, которые не могут проходить без участия медицинской сестры. Например, прием терапевта, работающего с пациентами, страдающими несколькими хроническими заболеваниями. Это уже другой формат общения с пациентами, и медицинская сестра в нем участвует. И она, и врач имеют надбавки за эту сложную работу – получают гранты от мэра и правительства Москвы в размере: 10 тыс. руб. - сестре и 20 тыс. руб. - врачу. Кроме этого случая, есть и другие, когда работа врача и медсестры в паре оправдана.

То есть, идея вывести медсестру из приема - не догма. Если в ходе работы возникает ощущение, что нужно изменить ситуацию, значит, сестру можно и нужно вернуть в кабинет врача общей практики. Департамент здравоохранения этого не запрещает. Главного врача за такое решение никто наказывать не будет.

- Некоторые врачи жалуются, что им самим приходится мыть полы, так как качество работ сторонних организаций неприемлемо. Грязный пол в торговом центре – это плохое настроение, плохо вымытый пол в операционной - риск жизнью пациента. Есть ли возможность вернуть в свой штат уборщиц?

- В больницах, диспансерах и клиниках должно быть чисто - это абсолютная истина. Но как достигается чистота – вопрос компетенции главного врача и самого коллектива. Если главный врач решает, что этим должен заниматься специально выделенные сотрудники поликлиники – не врачи и медсестры, а прочий персонал – у нас нет возражений. Пожалуйста, если так удобнее и качественнее. Если главный врач принимает решение закупать эту услугу у клининговой компании, у нас тоже нет возражений. Если эта клининговая компания плохо моет пол и убирает, главный врач должен вести претензионную работу, расторгать контракт, проводить новые конкурсные процедуры, покупать эту услугу у другой компании - то есть, заниматься этим. Мы не хотим диктовать никому правила. Эти вопросы решает главный врач. Нам важно, чтобы в медучреждениях было чисто.

- Врачей «скорой помощи» наказывают за необоснованную доставку пациента в больницу. Например, человек плохо себя почувствовал, вызвал скорую, но в госпитализации не нуждается. Выговоры, вплоть до увольнений. В итоге врачи «скорой помощи» просто боятся забирать пациентов, чтобы не быть наказанными. Что сделать, чтобы такая практика прекратилась?

- Никто не должен наказывать бригаду «скорой помощи», если она привезла пациента в больницу, и оказалось, что их опасение не соответствуют действительности. Наоборот, количество больных, которых «скорая» привозит в больницу, с каждым годом увеличивается. При этом количество больных, которых привезли в приемное отделение больницы, провели диагностику и отпустили их или отправили домой, сокращается. Это говорит о том, что уровень диагностики, профессионализма сотрудников «скорой помощи» растет.

Никто не предъявляет никаких претензий бригадам «скорой помощи», которые привозили пациента, считая, что у него есть показания к этому, а оказывалось, что не все так плохо. Такой практики нет. Это миф. Но в Москве около 50 подстанций «скорой помощи». Поэтому если такие отдельные случаи все-таки где-то существуют, я прошу сообщать мне о них лично. Напоминаю адрес электронной почты - voprosministru@mos.ru.

- Как защищены права медиков? К кому они могут обращаться, если есть притеснения со стороны начальства, некорректное отношение со стороны пациентов?

- По инициативе департамента здравоохранения в городе создан Совет по правам медицинских работников. Возглавляет его заместитель главного врача по клинико-экспертной работе ГКБ им. Юдина Светлана Мирзахамидова. Представители этой службы уже есть во многих медицинских учреждениях, и эта служба следит за соблюдением прав врачей и медсестер.

Есть не только жалобы пациентов на врачей, есть агрессивные действия, направленные на медицинских работников. Особенно это касается сотрудников «скорой помощи», участковых терапевтов, которые приходят по вызову на дом и даже врачей в самом лечебном учреждении на ночном дежурстве, например. Вообще, это нельзя назвать иначе как проявление дикости. Но, к сожалению, это есть. Мы ведь не юристы, не правоведы, мы не можем сказать, какие конкретно должны быть в правовом отношении предприняты действия, вплоть до уголовного преследования людей, которые причиняют физический вред и проявляют агрессию по отношению к медикам. Это дело юристов и сотрудников правоохранительных органов. Наша позиция простая - в обществе должно быть понимание того, что агрессивные действия по отношению к медицинскому сотруднику недопустимы. А подобное поведение неотвратимо должно иметь последующую незамедлительную реакцию. Поэтому мы участвуем во всех совещаниях, круглых столах, дискуссиях с правоохранительными органами и правозащитниками, где мы говорим о том, что правовые механизмы защиты медицинских работников должны быть эффективной защитой. Все в обществе должны знать, что трогать медиков нельзя.

При этом приходится признать, что хамство бывает не только со стороны пациента, но и со стороны медицинских работников. И я, например, за свою профессиональную жизнь видел очень много талантливых, можно даже сказать, гениальных хирургов, которые имеют отвратительный характер и их общение с пациентами частенько было совершенно неприемлемым. Но эти врачи делали такие операции, которые другой вряд ли смог бы сделать. Тем не менее, мое профессиональное кредо в этом смысле не изменилось - пациент всегда прав. Даже если у него есть особенности психики, даже если он находится в алкогольном опьянении или каком-то неадекватном состоянии, даже если у него плохой характер, даже если он не ухожен и у него нет постоянного места жительства. Прежде всего, перед медиком человек, который нуждается в помощи. А наша профессия для всех людей. Проявление выдержки, терпения, понимания со стороны врача - это вещи обязательные.

Есть еще одна проблема - это позиционирование медицинского работника в обществе, которое в течение нескольких лет деформировалось и девальвировалось. Мы стараемся делать все, для того чтобы вернуть достойное и уважительное отношение к профессии медицинского работника в обществе. Создали для этого проект «Спасибо, доктор». Вы видите фотографии лучших московских врачей на улицах города, на билбордах, на плакатах, в телевизионном кадре, на страницах журналов, газет, слышите наших врачей по радио. Мы стараемся поощрять медицинских работников. Только в этом году мэр Москвы выделил для врачей 13 грантов. Мы вручаем премии за достижения. Мы стараемся делать все, чтобы профессия медика была почетной и уважаемой.