Interfax.com Интерфакс-Россия Финмаркет СКАН СПАРК СПАРК-Маркетинг Эфир Конференции

Евгений и Наталья Марголины: «В московской скорой работают лучшие специалисты»

Во вторую субботу сентября во всем мире отмечают День оказания первой медицинской помощи

Корреспондент «Московской медицины» побеседовал накануне праздника с врачами скорой помощи Евгением и Натальей Марголиными. В конце августа они стали лауреатами премии «Верность профессии» имени основателя Московской станции скорой помощи Александра Пучкова в номинации «Медицинская династия». О том, как встретить свою судьбу на скорой, сложностях этой работы, профессиональных династиях и правилах оказания первой медицинской помощи – наш разговор с семьей Марголиных.

– Евгений, расскажите о вашей семье. Ваш отец Аркадий Марголин ведь тоже работал на скорой?

Е.М.: Отец начал работать на станции скорой помощи еще в 1958 году. Первые годы он был выездным доктором, затем заведующим центральной подстанции, заместителем главного врача. Естественно, что с самого раннего детства я варился в этой среде. Помню, как папа приходил с дежурства, рассказывал, что произошло за день. Историй было много. Видел машины, на которых он работал. Знаменитые ЗИСы, созданные еще в сотрудничестве с Александром Пучковым, я застал мало, зато прекрасно помню ЗИМы: там переднее сидение отделялось стеклянной перегородкой, а в задней части располагались выдвижные носилки и два раскладывающихся кресла. С современными машинами, конечно, не сравнить, но тогда я смотрел на такие автомобили с восторгом. Моя мама тоже доктор – врач-рентгенолог, а дядя – фтизиатр. Так что я всегда знал, что стану медиком – интерес к этой профессии был колоссальный. После школы решил поступать на педиатрический факультет медвуза, о чем впоследствии никогда не жалел. Сейчас работаю в составе педиатрической бригады московской подстанции № 45. А 31 год назад повстречал здесь Наташу. Тогда мы были красивыми, молодыми, увидели друг друга и с тех пор уже не расстаемся.

– Наталья, не тяжело постоянно находиться рядом друг с другом?

Н.М.: Но мы же не в одной бригаде работаем, только на одной подстанции! Я 20 лет отработала фельдшером в реанимационной бригаде. Все тяжелые ДТП, чрезвычайные ситуации, теракты, взрывы – мы всегда первыми оказываемся на месте происшествия. Мэр города не раз объявлял нам благодарность за помощь пострадавшим. Ну а с мужем у нас одни и те же взгляды на жизнь, общие интересы, нам не скучно находиться рядом. Сын же врачом не стал, выбрал профессию экономиста. Но мы не настаивали – это его решение.

– А почему ваш выбор когда-то пал именно на скорую, почему, к примеру, не амбулатория или стационар?

Е.М.: На скорой работа живая, динамичная. Каждый день новые встречи, люди. Мы всегда в гуще событий. Раньше нас чаще отправляли на места происшествий, сейчас такой работы меньше – педиатрическую службу берегут. Но помните взрыв в 1999 году на Манежной площади в салоне детских игровых автоматов «Динамит»? Так вот, наша бригада там оказывала медицинскую помощь. Мои коллеги принимали участие по спасению людей и на месте другого страшного инцидента – при обвале крыши спортивно-развлекательного комплекса «Траснсвааль-парк» на юго-западе Москвы. Казалось, это было совсем недавно, а уже больше 10 лет прошло. Тогда в одно мгновение и взрослые, и дети в купальных костюмах оказались на морозе. Конечно, если сравнивать с этим, работа в стационарах – несколько статичная, хотя эмоционально нам и бывает очень тяжело.

Н.М.: А я уверена, что московская скорая сегодня – это лучшая организация, которая оказывает медпомощь пострадавшим. И самые высококвалифицированные кадры работают тоже у нас. В стационаре, если что-то случается, каждый специалист может подсказать, посоветовать, что и как делать дальше. А специалисты скорой самостоятельно принимают решение. Они должны оказать экстренную помощь без поддержки других, и ошибаться нам нельзя.

– Однако случается, что бригаду скорой помощи приходится ждать…

Н.М.: Давайте разберем эту ситуацию. Начнем с того, что в Москве действительно много машин. Летом их количество значительно меньше, а с 1 сентября передвигаться, особенно по центру города, становится очень тяжело. Во всем мире кареты скорой несутся с включенными маяками и сиреной днем и ночью – везде уступают им дорогу. У нас же до сих пор это делают, к сожалению, не все. Мы всегда стараемся приехать максимально быстро. Вопрос времени контролируется очень жестко. И вот мы приезжаем на вызов. А въезд во двор нам нередко преграждает шлагбаум… Потом мы ждем, когда нам ответят по домофону. Поднимаемся на лифте, стоим под дверью, опять ждем. Но время-то уходит! Кроме того, наше население очень часто пользуется услугами скорой помощи по принципу «а пусть приедут, так, на всякий случай». Диспетчер, принимающий вызовы, больного не видит, и пациенты этим пользуются, иногда додумывая симптомы плохого самочувствия. Кстати, больничные листы мы тоже не выдаем, что весьма «обижает» наших граждан – это делает неотложная помощь, к услугам которой москвичи почему-то прибегают во вторую очередь.

– Евгений, вы оказываете помощь детям. Часто сталкивались с такими ситуациями, когда малыши получали травмы по вине родителей?

Е.М.: Вспоминается случай, который произошел в середине 80-х гг. Центр Москвы, коммунальная квартира. Мама мальчика поставила на плиту кипятить белье, а ребенок на своем маленьком велосипеде ездит по квартире. Случайно он задевает таз с кипящей водой… Мы приехали очень быстро и довезли пострадавшего до больницы, но у 5-летнего малыша было больше 80% ожогов, так что прогнозы были самые неутешительные. Еще в прошлые годы многие дети отравлялись лекарствами, которые родители оставляли в доступных для них местах. Цветные, яркие упаковки медикаментов действовали тогда только во вред. К счастью, сегодня таблетки уже не такие красочные, да и современные родители, надо сказать, стали более дисциплинированными, ответственными за своих ребятишек. Это касается не только отравлений и ожогов, но и других видов травм. В этом плане пропаганда у нас работает правильно.

– Возвращаясь к теме «медицинские династии», хотелось бы узнать относительно преемственности поколений на станции – она есть?

Е.М.: На этот вопрос трудно ответить однозначно. Однако у нас на станции работают представители не менее трех медицинских династий. Их профессиональной деятельности это точно не мешает. Ну а что касается молодых специалистов, которые к нам приходят, конечно, мы их учит, помогаем – все, как было в прошлые годы.

– В преддверии 10 сентября – Всемирного дня оказания первой медицинской помощи – не могу также не спросить, какую помощь до приезда скорой можно оказать больному?

Е.М.: Если говорить о помощи малышам, то я в первую очередь обратил бы внимание родителей на то, как правильно снижать температуру у ребенка. Потому что иногда приезжаешь к крохе, у которого жар, а он укутан всевозможными одеялами, да еще и лежит в шерстяных носках. Так вот: лишнюю одежду при высокой температуре нужно снимать, на лоб ребенка приложить влажную салфетку, а тело обтереть водой комнатной температуры. Если речь идет об ожогах, не нужно мазать поврежденное место никакими кремами. Особенно мамы и бабушки любят использовать картофель. Я сам неоднократно видел, как женщина стоит с теркой и натирает этот корнеплод на ожоговую поверхность, в то время как сама по себе картошка только ухудшает питание ткани, и заживать рана после такого «метода» будет очень долго. Первое, что нужно сделать, – это подставить рану под холодную воду.

Н.М.: От себя хочу добавить, что здесь очень важно также правильно оценить ситуацию и реально осознавать свои возможности при оказании первой медицинской помощи. Важно, чтобы в результате внешнего вмешательства пострадавшему не стало хуже. А такое вполне возможно! В любом случае, если вы видите, что больной нуждается в экстренной помощи, срочно вызывайте скорую – чем раньше мы начнем оказывать помощь пациенту, тем больше шансов на выздоровление у него будет.