Interfax.com Интерфакс-Россия Финмаркет СКАН СПАРК СПАРК-Маркетинг Эфир Конференции

Игорь Колтунов: «Я не могу раздвинуть стены… но эта проблема решается»

Главный врач Морозовской детской больницы Игорь Колтунов из тех руководителей, которые привыкли контролировать все процессы «от» и «до»... 

В его медучреждении установлены несколько десятков камер, картинка с которых в режиме реального времени выводится на мониторы в кабинет главного врача. Игорь Ефимович смотрит на эти мониторы постоянно.

Брать у него интервью трудно: мобильный звонит, не переставая, беседа прерывается, и нить разговора теряется. Основной поток звонков – от пациентов. Главный врач отвечает коротко: какого рода помощь нужна? Так, понятно. Привозите, посмотрим.

Сам Игорь Колтунов практически ежедневно проводит осмотр детей в реанимационном отделении. Подробно изучает истории болезни, на утренних конференциях разбирает все сложные случаи.

- Игорь Ефимович, пациенты пишут вам благодарности?

- Нет. Благодарностей пишут мало. А за что благодарить? Врачи делают свою работу, делают ее по возможности хорошо. Мы же не благодарим водителя автобуса за то, что довез живыми. В самолетах вот после посадки хлопать перестали. Потому что это такая работа, за которую, кстати, медики получают хорошую зарплату. В Морозовской больнице средняя зарплата врача в больнице 92 000 рублей, у среднего медперсонал персонала – от 53 000 рублей.

Еще важный момент. Когда я пять лет назад пришел сюда, я отменил все бесплатные дежурства. До этого врачей любили использовать на субботниках, по 2 бесплатных дежурства в месяц выходило. Сейчас этого нет, оплачивается все. Это моя жесткая позиция: заработал – получи.

- Благодарностей не пишут, а жалобы? Все медики в один голос утверждают, что их количество увеличилось в разы…

- Я с этим не согласен. Количество жалоб не увеличилось. Вернее так, у нас количество пролеченных пациентов увеличилось в разы, количество нареканий соответственно тоже. Но общий процент остался прежним. Но с чем я соглашусь: наши пациенты стали значительно требовательнее. И большинство их претензий касаются каких-то бытовых условий. Проще говоря, жалуются на тесноту.

В Морозовской больнице практически везде, кроме реанимации, мать может находиться с ребенком 24 часа в сутки, независимо от тяжести его состояния. Такое скопление детей и взрослых создает понятный дискомфорт. Больница постройки столетней давности, конечно, она не рассчитана на сегодняшнюю загрузку. Но раздвинуть стены я не могу. Проблема будет решена по-другому: на базе Морозовской больницы строится новый 7-этажный многопрофильный медицинский корпус. Это будет высокотехнологичное современное медицинское учреждение, оборудованное лучшими технологиями, которые у нас есть сегодня в детском здравоохранении. Вот там будет комфортно…

Кстати, пока строители возводят стены нового здания, я придумываю начинку и содержание новой клиники, ищу самые лучшие кадры, формирую команду.

- Часто возникают жалобы на питание…

- Питание в больнице, сами понимаете, какое - больничное. Ничего острого, жареного, соленого нельзя. Родителям это часто не нравится, они начинают жаловаться на органолептические характеристики нашей кухни. Но и тут мы нашли выход из положения: со следующего года будем готовить для мам на заказ…

- Игорь Ефимович, я думала, вы скажете, что уровень больницы определяет не кухня, а специалисты, которые здесь работают.

- Это да! Пять лет назад, когда я пришел сюда работать, здесь не было ни одного доктора наук. Ни одного! Я формировал коллектив заново. И сегодня в на базе больницы сформированы городские центры: Центр по лечению цереброваскулярной патологии у детей; Городской Центр детской ревматологии ; Центр детской гематологии и онкологии ; Городской Центр орфанных и других редких заболеваний у детей и подростков;Центр детской эндокринологии; Центр репродуктивного здоровья детей и подростков; Центр детской гастроэнтерологии; Московский городской Центр неонатального скрининга. Также, успешно функционирует клиника оториноларингологии, клиника офтальмологии и микрохирургии глаза, клиника ургентной и плановой хирургии, клиника плановой и экстренной неврологической помощи и клиника гастроэнтерологии с кабинетом эндоскопии, клиника экстренной и неотложной лучевой диагностики. В больнице трудятся порядка 545 врачей, из них 39 докторов наук, 99 кандидатов медицинских наук, 2 заслуженных врача Российской Федерации. Могу без ложной скромности сказать, что мы собрали в нашу команду лучших докторов по своим направлениям.

- А сами вы – доктор, профессор?

- Все есть, разве что не академик.

- Игорь Ефимович, в Москве сегодня работают несколько крупных детских многопрофильных больниц. Как вам кажется, в чем уникальность Морозовской?

- Никакой уникальности нет и не должно быть. Морозовская больница –скоропомощной, многопрофильный стационар, где медицинскую помощь оказывают круглосуточно. Еще раз подчеркиваю: 24 часа в сутки без праздников и выходных идет диагностика (в том числе КТ и МРТ-обследования), забор анализов, назначение лечения. Сегодня мы можем взять ребенка и при необходимости, в зависимости от степени тяжести состояния, за 24 часа провести полное обследование с забором анализов. И поставить диагноз и назначить терапию.

- Для этого нужно направление из поликлиники?

- Никакого направления не нужно. Достаточно только показаний. Ребенка осматривают наши педиатры и принимают решение. Таких детей к нам поступает по 3-4 в день.

- И что с ними происходит после 24 часов обследования?

- Если есть необходимость в госпитализации, - то на койку, если нет – будет лечиться амбулаторно. Кстати, именно благодаря такому обследованию мы недавно спасли жизнь 11-месячному ребенку. Он был доставлен снарушением дыхания и подозрением на наличие инородного тела в трахее. Со слов мамы практически с рождения у ребенка имели место затруднения дыхания и нарушение глотания. При проведении бронхоскопии, инородное дело в дыхательных путях не нашли, однако было выявлено значительное сужение трахеи в средней трети с пролабированием мембранозной части. Немедленно был проведен врачебный консилиум, доктора заподозрили наличие у ребенка врожденного порока «сосудистого кольца». Для уточнения диагноза выполнили компьютерную томографию с внутривенным контрастированием, в ходе которой обнаружили наличие двойной дуги аорты с формированием сосудистого кольца в центре которого проходят трахея и пищевод. Следует сказать, что двойная дуга аорты это порок, достаточно сложный для диагностики при рутинном ЭХОКГ исследовании. Частота таких аномалий составляет от 1 до 3,8% от всех врожденных пороков сердечно-сосудистой системы. По сути ребенок мог задохнуться…

- Понятно, спасли жизнь. Игорь Ефимович, когда я готовилась к интервью, опросила знакомых педиатров: какой бы вопрос вы хотели задать главному врачу Морозовской больницы? Самый популярный: с чем связана сложность плановой госпитализации в ваше медучреждение? Врачи поликлиник жаловались, что направление приходится выписывать на февраль 2016 года…

- Это ерунда, мифология какая-то. Никакой очереди на госпитализацию нет, говорю совершенно ответственно! Сегодня самотеком к нам приходит примерно 60% пациентов, 20% - это как раз плановые и 20% доставляются по скорой помощи. По показаниям госпитализируем всех.

Но я вот, что думаю. Мы регулярно проводим дни открытых дверей для наших пациентов, отвечаем на вопросы, рассказываем о наших возможностях. Видимо, пришла пора провести день открытых дверей для врачей – коллег из детских поликлиник, чтобы пришли, увидели все своими глазами, сняли вопросы. Думаю, что в первых числах февраля мы это организуем и сократим количество мифов о нашем лечебном учреждении.

И еще, пользуясь случаем прорекламирую для коллег курсы, которая Морозовская организовала как раз для педиатров. Сегодня у нас их несколько десятков, на все вкусы, как говорится.

- Они бесплатные?

- По направлению от Департамента абсолютно бесплатные.

- В этом году в обиход вошел оборот «пилотный проект». У Морозовской есть свои «пилоты»?

- Наш «пилотный проект» - это перевод всей документации в электронный вид. Это позволит убрать какие-то исправления, приписки, сделать всю нашу работу абсолютно прозрачной для многочисленных проверяющих. Я прекрасно понимаю, что бумажные носители удобнее. Здесь зачеркнули, там подтерли, тут рыбу заворачивали, - пойди разберись. Но без контроля не бывает качества услуги. А мы ставим перед собой именно эту задачу.