Interfax.com Интерфакс-Россия Финмаркет СКАН СПАРК СПАРК-Маркетинг Эфир Конференции

Андрей Белостоцкий: "В каждой поликлинике должен работать клинический фармаколог!"

Гарантия своевременного и качественного лекарственного обеспечения становится особенно актуальной, если речь идет о жизненно важных препаратах, от доступности которых, без преувеличения, зависят жизнь и здоровье тысяч москвичей.

О том, каким образом в Москве удается эффективно решать эту задачу в сложных экономических условиях, "Интерфакс" попросил рассказать руководителя ГКУ "Дирекция по координации деятельности медицинских организаций Департамента здравоохранения города Москвы", доктора медицинских наук Андрея БЕЛОСТОЦКОГО.

– Андрей Викторович, в конце июня этого года за возглавляемой вами Дирекцией была закреплена новая функция: теперь ваши сотрудники наделены правом проводить проверки в аптечных организациях на предмет возможного превышения цен на лекарства, входящие в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Насколько результативной оказалась работа по этому направлению?

– Если говорить точнее, то ранее право на проведение плановых и внеплановых проверок было закреплено за Департаментом здравоохранения города Москвы. Механизм проведения проверок отработан и четко определен федеральным законодательством. Плановые проверки могут осуществляться не чаще одного раза в три года в одном проверяемом субъекте по заранее утвержденному на год плану проверок, согласованному с Прокуратурой города Москвы. Вся информация по плановым проверкам заранее публикуется и на нашем сайте, и на сайте Департамента здравоохранения города Москвы. Внеплановые проверки (документарные, выездные) проводятся в том случае, если для этого есть определённые основания: жалоба или обращение граждан или юридических лиц по поводу превышения цены на лекарственные препараты, либо информация о возможности такого нарушения, полученная из других открытых источников, например, из публикации в СМИ. Внеплановая выездная проверка проводится только после согласования с Прокуратурой города Москвы.

– Тогда что изменилось?

Новизна ситуации заключается в том, что теперь в структуре нашей Дирекции создано специальное Управление по контролю за применением цен на лекарственные препараты. Это обеспечит возможность увеличить количество проверок. Так мы планируем увеличить годовой план проверок в 10 раз в 2016 году по отношению к текущему году. Наряду с проверками будут проводиться и систематические наблюдения, и постоянный мониторинг оптовых и розничных цен на препараты. Хочу обратить внимание на то, что проводимые контрольные мероприятия касаются только препаратов, входящих в Перечень ЖНВЛП.

Большая доля подобных препаратов закупается за счет бюджетных средств в рамках госгарантий гражданам на получение бесплатной медицинской помощи. Объемы закупок в масштабах страны колоссальные – поэтому государство, как крупнейший оптовый покупатель, вправе требовать от производителя и соответствующих скидок. И для населения на эти препараты государство взяло на себя обязательство обеспечить ценовую доступность. Для того чтобы жизненно важные препараты на пути от производителя до аптеки не вырастали в цене в разы, на законодательном уровне были установлены предельно допустимые оптовые и розничные наценки. В частности, для оптового звена она составляет 20, 15 и 10 процентов (для препаратов ценой до 50 рублей, от 50 до 500 и выше 500 рублей соответственно) к фактической отпускной цене производителя. Розничные аптечные организации могут добавлять к фактической отпускной цене производителя в этих же ценовых категориях не более 32, 28 и 15 процентов, вне зависимости от того сколько участников содержит товаропроводящая цепочка.

Таким образом, если взять любой лекарственный препарат из Перечня ЖНВЛП, то можно определить, соответствует ли его цена этим требованиям. Другое дело, что препаратов в Перечень входит чуть более 600, а вот зарегистрированных цен на них – свыше 18 000!

– Почему такая разница?

– Дело в том, что цена на такие препараты ежегодно фиксируется при выдаче им регистрационного удостоверения. А удостоверение, в свою очередь, оформляется не на препарат в целом (к примеру, "на парацетамол"), а на конкретную фасовку, форму выпуска, продукцию определенного производителя и так далее. Поэтому на одно наименование могут выдаваться десятки регистрационных удостоверений, и даже одинаковые препараты, если они принадлежат к разным сериям и выпущены c разницей в несколько недель или дней, имеют разные номера удостоверений и, соответственно, разные цены. Достоверно установить, имеется ли в том или ином случае факт превышения цены, можно только при наличии доступа к полной базе данных. У наших сотрудников такая возможность есть, и именно поэтому результаты проводимых ими проверок являются действительно объективными.

– Насколько можно судить, специфика деятельности нового Управления заключается не только в том, что в сферу его внимания входят цены на препараты из Перечня ЖНВЛП?

– Совершенно верно. Особенность заключается еще и в организации самой работы, в основу которой мы положили принцип систематического наблюдения. Суть этого подхода в следующем: теперь сотрудники Управления не обязаны информировать руководство аптеки о своем визите, поскольку ведь речь идет именно о контроле, а не о проверке. Посещая аптеку или аптечный пункт, сотрудник просто фиксирует цены на тот или иной препарат и сверяет его с Реестром цен на ЖНВЛП, действующий на данный момент времени. В случае выявления нарушения сотрудник сообщает о нем руководству Дирекции, после чего оперативно решается вопрос о проведении внеплановой документарной или выездной проверки в установленном законом порядке. Именно такой подход на сегодня является легитимным и по-настоящему эффективным способом предотвращения возможных нарушений в сфере ценообразования на лекарства. Причем мы значительно расширили количество поводов для подобного контроля за счет мониторинга интернет-пространства и социальных сетей на предмет соблюдения требований к применению цен на препараты, включенных в Перечень ЖНВЛП.

Большую помощь нам оказывает и портал «Наш город. План развития Москвы», где, учитывая значимость вопроса для населения, открыта новая проблемная тема «О превышении предельной стоимости лекарственных препаратов». С момента создания Управления на портал поступило несколько десятков обращений граждан по поводу превышенной, с их точки зрения, цены на жизненно важные препараты. На каждое подобное обращение мы обязательно реагируем, и на место выезжают наши сотрудники для осуществления контрольных мероприятий. По этим же вопросам граждане задают вопросы на «Горячую линию», направляют письменные обращения. В большинстве случаев в ходе контрольных мероприятий превышение цены на ЖНВЛП не подтверждается…

– Однако нарушения все же выявляются?

– Это так. Хотя обращает на себя внимание то, что среди нарушителей редко встречаются крупные аптечные сети, а также оптовые компании. Это, вероятно, объясняется тем, что в таких структурах ценообразование происходит автоматически, с помощью специальных программ, учитывающих все имеющиеся требования действующего законодательства. А вот в небольших аптеках все иначе. Там порой ценники пишут вручную, и розничные цены считают так же. При такой практике не мудрено ошибиться, попросту забыв об особом порядке ценообразовании на препараты из Перечня ЖНВЛП. Справедливости ради отмечу, что таких случаев абсолютное большинство, и о каком-либо злом умысле со стороны работников аптеки речи не идет. Да и налагаемые в таких ситуациях административные штрафы для небольшой аптечной организации весьма существенны. Впрочем, закон есть закон. По каждому случаю подтвержденных нарушений выносятся предписания о прекращении и устранении нарушений.

– Насколько реально силами сотрудников управления проверить все аптеки в Москве?

– Дело не только в объемах проверок. Смысл ведь не в отчете о проделанной работе, а в том, чтобы каждый субъект обращения лекарственных средств твердо знал о наличии особого порядка ценообразования на ЖНВЛП, умел им пользоваться, а москвичи были абсолютно уверены, что им не придется втридорога переплачивать за необходимые лекарства. К тому же аптеки, где уже были выявлены нарушения, попадают на особый контроль, а их адреса высвечиваются в, своего рода, "черном списке" на портале "Наш город". Если нарушения не повторяются, то через месяц аптека оттуда исключается.

– А как в работе по контролю цен на жизненно важные лекарства могут быть задействованы сами горожане?

– Самым непосредственным образом: их обращения – для нас сигнал о возможном нарушении, который нужно проверить. Однако мне бы хотелось предостеречь от своего рода стихийных "проверок", которые, как правило, только вносят сумятицу в работу аптеки и мешают ее работникам выполнять свои служебные обязанности. Гораздо важнее, на мой взгляд, сделать так, чтобы у любого человека был доступ к необходимой информации о том или ином препарате. Не только в плане обоснованности его отпускной цены, но и о ценах в ближайших аптеках, наличии полноценных аналогов и так далее.

В порядке инициативы мы выдвинули предложение установить в каждой аптеке своего рода инфоматы по лекарственным препаратам. Технически это вполне выполнимо, вопрос только в создании соответствующей информационной базы данных.

– Андрей Викторович, не секрет, что наличие и цена препарата в аптеке – это лишь одна сторона вопроса. Вторая же заключается в том, что далеко не всегда пациенты т.н. "льготных" категорий могут получить нужное им лекарство в аптечных пунктах при поликлиниках. Хотя, казалось бы, иметь там полный ассортимент того, что выписывают врачи в этом же здании, сам Бог велел…

– Опять же, необходимо уточнить «не получил лекарство сразу» или «не получил в установленные сроки» – это две большие разницы. Поскольку в компетенцию нашей Дирекции входит и контроль за наличием лекарств в аптечных пунктах при поликлиниках для пациентов, относящихся к «льготным» категориям, ситуацию я знаю не понаслышке. Так вот, на практике, такой аптечный пункт просто физически не может вместить весь ассортимент препаратов, закупаемых за счет бюджета для таких пациентов. При этом у него не предусмотрено аптечного склада, и в случае отсутствия лекарства "здесь и сейчас" оно просто запрашивается в установленном порядке на центральном складе. Срок обеспечения рецепта – до 10 дней. Понятно, что не всем это удобно и не всем нравится, но таков действующий порядок.

В этой связи позволю себе привести такие цифры. Ежегодно в Москве выписывается более 12 миллионов "льготных" рецептов – то есть примерно по миллиону в месяц. Ситуация с обеспечением по ним лекарственными препаратами отслеживается в режиме онлайн и еженедельно мной докладывается руководителю департамента здравоохранения города Москвы. Так вот, возьмем для примера последнюю неделю августа. Рецептов с отложенным обеспечением по всей столице – 453, из них свыше 10 дней – 1 (один)! Причем даже в этом единичном случае препарат был в наличии, просто его нужно было «перебросить» из другого административного округа.

Правда, есть и другой аспект. Порой вопросы возникают не потому, что якобы нет какого-то лекарства, а потому, что они либо требуют выписать им препарат, не входящий в Перечень ЖНВЛП, либо не соглашаются на синонимическую или аналоговую замену. Причины разные – рекомендации другого врача, знакомых, привычка принимать конкретный препарат и многое другое.

– Как этого можно избежать?

– Прежде всего, с помощью привлечения к работе с такими пациентами квалифицированного клинического фармаколога. Это не обязательно должна быть отдельная должность, необходимую специализацию может пройти терапевт-терапевт или врач-педиатр. Задача клинического фармаколога – грамотно и аргументированно объяснить пациенту, почему ему рекомендован тот или иной препарат, подобрать эффективную замену из Перечня ЖНВЛП.

Моя личная точка зрения: клинический фармаколог должен быть не только в каждой больнице, но и в каждой поликлинике, поскольку, с учетом филиалов, она сегодня обслуживает до двух тысяч пациентов в смену. А, согласно рекомендациям Минздрава РФ, наличие таких специалистов рекомендовано для медицинских учреждений, принимающих свыше 400 пациентов в смену.

Еще один крайне важный аспект работы клинического фармаколога – решение проблемы полипрагмазии (избыточного назначения препаратов, при котором фактически не учитывается их сочетаемость друг с другом), либо назначение лечения, при котором побочные эффекты могут нанести здоровью пациента вред, сопоставимый с основным заболеванием. Недостаточно ответственное отношение к лекарственной терапии – это реальная угроза здоровью пациентов! Содействию в решении этой и целого ряда других задач как раз и призван клинический фармаколог.