Interfax.com Интерфакс-Россия Финмаркет СКАН СПАРК СПАРК-Маркетинг Эфир Конференции

Александр Цибин: «Анализ крови из пальца - это анахронизм!»

В процессе развития московского здравоохранения серьезные изменения произошли и в организации лабораторной диагностики – одного из важнейших элементов оказания медицинской помощи как на амбулаторном, так и на стационарном уровне.

 

О достигнутых в итоге результатах и перспективах развития службы «Интерфаксу» рассказал главный внештатный специалист по лабораторной диагностике Департамента здравоохранения города Москвы Александр Цибин.

– Александр Николаевич, если коротко: что приобрела система лабораторной диагностики Москвы в ходе модернизации столичного здравоохранения?

– Думаю, совсем коротко не получится. Нужно понимать, от чего мы ушли и к чему пришли – при том что процесс еще не закончен.

Начнем с того, что лабораторная диагностика обеспечивает порядка 80 процентов всей диагностической информации, получаемой врачом в ходе лечения того или иного заболевания. Поэтому любые позитивные изменения в этой сфере ведут к повышению качества оказания медицинской помощи на всех этапах – от поликлиники до узкопрофильного стационара. За последние несколько лет технические возможности нашей службы возросли многократно. От, образно говоря, ручного труда лаборанта мы пришли к высокоэффективному наукоемкому производству, основанному на использовании самых современных технологий. Это требует качественно иного подхода к подготовке кадров – но и дает нам принципиально иные возможности, о которых ранее можно было только мечтать.

– И что пришлось поменять?

– Потребовалось внедрение новых форм организации нашей службы. Оптимальным вариантом стало создание трехуровневой системы лабораторной службы, прежде всего для лабораторий, обслуживающих амбулаторно-поликлиническое звено. В каждом административном округе Москвы созданы окружные централизованные клинико-диагностические лаборатории второго уровня – своего рода высокотехнологические лабораторные «фабрики», оснащенные современными автоматизированными системами на самом высоком уровне.

К слову, по отзывам наших зарубежных коллег, лабораторных комплексов с такими возможностями не так много и в Европе.

В этих комплексах выполняются почти все виды исследований: общеклинические, гематологические, биохимические, микробиологические анализы и так далее, по тысячам параметров. Причем делается это в большинстве случаев в тот же день и с очень высоким качеством.

Что же касается лабораторий в поликлиниках, то они приведены в соответствие с новой двухуровневой структурой амбулаторного звена. В филиалах остались пункты приема биологического материала, а в амбулаторно-поликлинических центрах созданы клинико-диагностические лаборатории первого уровня, где осуществляются экспресс-анализы.

– Как это сказалось на скорости обработки анализов?

– Самым положительным образом. В случае если необходимо сделать какой-то срочный анализ, из филиала забранный материал доставляется в лабораторию амбулаторно-поликлинического центра. Там с помощью современных экспресс-методов на автоматических анализаторах все исследование проводится буквально в считанные минуты.

В целом система уже создана, осталось только отладить работу сети пунктов приема биологических материалов. Но это скорее вопрос организационный, чем технический, поскольку всего мы планируем открыть 424 таких пункта во всех поликлиниках Москвы.

– Насколько затратными были изменения в организации работы службы лабораторной диагностики?

– Поскольку речь идет о структурных изменениях, они фактически не потребовали дополнительного финансирования. Более того, введение трехуровневой системы позволяет сэкономить достаточно серьезные финансовые средства. Например, значительно укрепилось материальное и техническое оснащение лабораторий первого уровня просто за счет перераспределения лабораторного оборудования и уже имеющихся ресурсов.

Конечно, со временем потребуется замена отдельных приборов и систем. Но это происходит в плановом порядке, после пяти-семи лет эксплуатации. Причем надо отдать должное Департаменту здравоохранения города Москвы за то, что они поставили производителей в достаточно жесткие ценовые рамки: несмотря на все экономические сложности, цена на импортное оборудование возросла максимум на 10–15 процентов.

К тому же сейчас очень неплохие предложения есть и у отечественных производителей – например, по различным видам реагентов и других расходных материалов. С аппаратурой сложнее, но и здесь явных монополистов не так много, так что возможность выбора есть.

– Как будет решаться вопрос с кадровым обеспечением?

– Определенный дефицит специалистов этого профиля был всегда. Это связано с тем, что в системе высшего медицинского образования нет как таковой подготовки по профилю «клиническая лабораторная диагностика». Эту специальность выпускники получают при прохождении интернатуры. Выбирают ее не так уж часто, поэтому проблем с трудоустройством в нашей сфере нет. Мы постоянно приглашаем к себе дипломированных специалистов и, думаю, со временем сможем заполнить необходимое количество вакансий.

– Будет ли система лабораторий интегрирована в ЕМИАС?

– Конечно, причем уже в ближайшей перспективе. В рамках ЕМИАС разработан централизованный лабораторный сервис. В июне этого года программа получила регистрационное свидетельство. Пилотный проект с целью опытной эксплуатации этой системы осуществляется уже в течение двух лет в СЗАО на базе городской поликлиники №115 и централизованной лаборатории городской клинической больницы №67.

Суть сервиса заключается в следующем: врач производит заказ лабораторных исследований с помощью компьютерной программы. Пациент получает талончик и правила, по которым он должен подготовиться к сдаче биологического материала. При сдаче анализа ему присваивается уникальный штрих-код, после чего система уже знает, что в данном случае необходимо выполнить определенный набор исследований. Материал поступает в централизованную лабораторию и проходит через автоматическую систему анализаторов. Затем результат по защищенным каналам связи поступает непосредственно в компьютер врача, который назначил лабораторное исследование. Эта система не просто работает гораздо быстрее, но и полностью исключает ошибку с результатами.

Тиражирование пилота во всех поликлиниках Москвы пойдет с 2016 года.

– Будут ли данные анализов, полученных таким образом, доступны пациенту?

– Техническая возможность получить данные, к примеру, по электронной почте, уже есть. Другое дело, что существуют определенные ограничения на выдачу результата пациенту в электронном виде, установленные федеральным законодательством. К примеру, анализы на ВИЧ-инфекционный агент, сифилис и т.п. выдаются на бумажном бланке с синим штампом, а не в виде файла для распечатывания на принтере. Так что на данном этапе выдача результатов отдельных исследований может происходить только таким образом.

К тому же есть и другие сложности, связанные с обязательной защитой персональных данных. Их нельзя пересылать по незащищенным каналам, следят за этим достаточно строго. Так что быстро этот вопрос не решить.

– Правда ли, что анализ крови из пальца больше не делают?

– Не совсем так. Как метод исследования он не утратил права на существование, просто перестал быть актуальным. Дело ведь не в способе получения крови, а в том, что с ней делали в лаборатории дальше. Раньше капельку крови из пальца помещали на лабораторное стекло, после чего лаборант под микроскопом считал количество клеток. В буквальном смысле насчитывал 200 клеток с погрешностью 20 процентов, понимаете?

Теперь же автоматический анализатор за несколько секунд считает 8000 клеток с максимально допустимым отклонением 1,5–2 процента.

Имеет значение и то, что венозную кровь можно транспортировать и хранить достаточно долго, а вот капиллярную – практически невозможно. Помимо этого, венозная кровь, если так можно выразиться, более "информативна", и для многих видов анализов ее требуется гораздо меньше. К примеру, если раньше для исследования на содержание холестерина требовалось полмиллилитра крови, то теперь пять микролитров – в тысячу раз меньше...

Возросла и чистота анализа. При анализе капиллярной крови из пальца в ней присутствует множество посторонних включений (межтканевой жидкости, частиц поврежденных при проколе клеток и т.д., нарушена микробиологическая чистота), а при анализе венозной крови – только сама кровь. Да и с точки зрения самих исследований разница колоссальная: анализ капиллярной крови проводился максимум по пяти параметрам, а теперь их у нас десятки и сотни...

Впрочем, полностью отказываться от практики забора крови из пальца никто не собирается. В соответствующем государственном стандарте четко прописано, когда и при каких показаниях не используется забор крови из вены: при ожогах, различных заболеваниях, у новорожденных и так далее.

Кстати, это общемировая практика: практически во всех странах забор крови из пальца давно уже является нонсенсом. 

Цифры и факты:

Москва выполняет почти четверть лабораторных исследований в Российской Федерации.

В 2014 году в Москве было выполнено 567 млн исследований. Из них для пациентов поликлиник – 378 млн исследований.

В среднем прирост объемов по различным видам исследований составляет 7–10% в год.

Мощности системы лабораторной диагностики в Москве позволяют справиться с одномоментным увеличением количества исследований на 15–20%.